Из Мекленбурга в Померанию. Часть III

Померания расположилась частично на материке, частично на островах в Балтийском море. Самые большие острова Рюген и Узедом. Про Рюген мы вам уже неоднократно рассказывали. В этот раз предлагаем поехать на Узедом. Есть пару мостов, по которым можно перебраться с материка на этот узкий и длинный остров. Один из них находится возле города Вольгаст, другой — недалеко от Анклама.  Так что мы, прежде чем попасть на остров Узедом, прогуляемся по этим городам.

Приехав в Вольгаст (Wolgast), мы совершенно неожиданно попали на праздник.

На площади перед Ратушей шум, гам, песни, пляски.

Оказалось, здесь сегодня проходит Integrationstag — праздник интеграции. Речь идёт об интеграции иммигрантов из разных стран в немецкое общество. Этим праздником им как-бы говорят “Добро пожаловать!” , причём сразу на шести языках

Ансамбль поёт на русском языке (как-будто специально для нас)

Прослушав “Калинку”, которой подпевала и прихлопывала вся площадь, идём знакомиться с Вольгастом.

За много веков существования были у города периоды и процветания, и полного упадка.

900 лет назад на этом месте стояло Святилище славянского бога Яровита.

С 13 века до начала 17 здесь была резиденция одной из ветвей Померанских Герцогов. Судя по картинкам, город украшал великолепный дворец

Но уже в 19 веке от дворца не осталось и следа. Зато здесь оставили следы все войны, сотрясавшие Европу, начиная со средних веков.

После 30-ти летней войны (1618-1648) Вольгаст достался шведам и на 150 лет стал Шведским городом. Во время Северной войны (1700-1721) Вольгаст был полностью сожжён (по приказу Петра I, между прочим). После грандиозного пожара 27 марта 1713 года в городе осталось 5 домов и 50 жителей…

Среди уцелевших домов была церковь Св.Петра (Petrikirche)

И вот тот домик, на который мы сейчас смотрим

Это мы присели перекусить. Решили сьесть по тарелочке супа. Тарелочки оказались о-о-очень внушительные

Но это так, к слову пришлось. А самое интересное, конечно, тот самый исторический домик. За ним закрепилось название “кофейная мельница”. Никакого отношения к производству кофе дом никогда не имел, просто его форма вызывает у жителей такую ассоциацию. И музей, который в нём теперь находится, вполне официально называется Исторический музей “Кофейная мельница”.

Осмотр начинаем с подвала. Спускаемся туда по очень крутой лестнице

Спасибо, что не по такой..

Здесь очень много экспонатов, представлена вся 1000-летняя история города.

Мы только некоторые вам покажем, чтобы долго не задерживаться.

Померанский грифон присутствует и здесь

Старинная мебель. Хорошо работалось, сидя в таком кресле.

Моряки привозили из дальних стран всякую диковину. Орех с Сейшельских островов.

После 1713 года, когда сгорело практически всё, город постепенно всё же отстроился. Сначала здесь в основном строили корабли, потом возникло множество разных фабрик и мастерских. И чем больше там становилось рабочих, тем сильнее воздух города пропитывался революционными настроениями. Разных плакатов с призывами “Да здравствует международная солидарность!”, “Капитализму бой!” и т.п. мы  в своё время насмотрелись. Но здешние тоже покажем, уж очень они нас тронули — это целые вышитые панно.

Текст приблизительно такой: «Рабочий человек очнись и познай свою власть! Все колёса остановятся, если того захочет твоя крепкая рука».

Начало 20 века было отмечено страшной инфляцией. Деньги считали на миллиарды. К примеру, в 1927 году  500 грамм хлеба стоили 80 миллиардов рейсхмарок.

На этой тумбе афиши и объявления времён второй мировой войны.

Афиша 30 марта 1941 года приглашает жителей на концерт Хора Сибирских Козаков под руководством капитана Благонадёжного. Участвуют хор, солисты и оркестр балалаечников.

Рядом приказ от 12 июня 1945 года. Военный комендант Васильев объявляет о своём вступлении в должность и приказывает жителям до 30 июня сдать оружие, боеприпасы и прочую технику — автомобили,  телефоны, пишущие машинки, фотоаппараты и т.п.

             Стены в зале войны коричневые, в цвет той власти, которая осквернила всю Европу.

А тут сияют яркие краски. Мы попали во времена ГДР.

Жизнеутверждающее настроение гобелена

Полки с такими знакомыми по советским временам вещами (в СССР доставались только счастливчикам)

Последний заинтересовавший нас экспонат из зала, в котором представлена морская спасательная станция. Не та которая помогает далеко заплывшим курортникам, а та, которая спасает моряков. Вот такой круг, скомбинированный со штанами.

Называется эта штука Hosenboje. Перевести название затрудняюсь… С 19 века и по сей день помогает спасать моряков с парусников, севших на мель.

Прогулялись по Вольгасту, перебираемся в Анклам (Anklam).

Центральная площадь Анклама — настоящий учебник истории. Присмотритесь, видите, мощёную поверхность площади пересекают более светлые полоски.

На них крупными буквами написана история города — основные даты и события, начиная с даты основания в 13 веке. История города длинная, но и площадь немаленькая…

Рядом красивый фонтан всё с тем же гордым грифоном

За ним виднеется бывшая церковь Св.Николая. Во время Второй мировой войны она была сильно повреждена. Сейчас её реставрируют, но это будет уже не церковь, а Икареум — музей летательных аппаратов. Судя по рекламному проспекту, выглядеть он будет приблизительно так

Идея такого музея в Анкламе вовсе не случайна, ведь это родной город Отто Лилиенталя. И один музей Лилиенталя здесь уже существует. Мы сейчас туда отправляемся.

Здесь собраны все летательные аппараты, которые сконструировал Отто Лилиенталь. Конечно это не оригиналы, но тщательно восстановленные по его чертежам и по остаткам аппаратов копии. Вот они раскинули крылья

А некоторые на время их сложили

Для того, чтобы научить человека летать, Лилиенталь самым тщательным образом изучал полёт птицы, движение её крыльев и то, как она парит в потоках воздуха.

А потом конструировал и изготавливал крылья, и сам же их испытывал

Увы, один из таких полётов закончился для него переломом позвоночника и смертью. Ему было всего 48 лет.

В этом музее много интересной информации обо всей семье Лилиенталь. Из 8-ми детей  (Отто был старшим), пятеро умерли в детском возрасте. Выросли только Отто, его брат Густав и сестра Мария. Отто было 12 лет, когда умер отец. Мать изо всех сил старалась дать детям образование, хотя средств у неё на это было очень мало. Меня поразил один факт. После школы Оттто поехал учиться в Берлин, но денег на жизнь у него было так мало, что он снимал не комнату, а…место для сна в чужой кровати — спал, когда хозяин кровати работал. Но всё же учился, потом стал работать, и даже сумел открыть свою фабрику. При этом младший брат Густав абсолютно во всём ему помогал. Отто даже говорил, что его брат это его второе “Я”. Густав был не менее одарённым и интересным человеком. Конструктор, педагог, организатор социальных проектов для бедных людей (в этом ему помогала сестра Мария). Братья разрабатывали не только моторы, машины, летательные аппараты, но и игрушки. Наборы деревянных конструкторов, в которые так любят играться наши дети, изобрели братья Лилиенталь.

Получилось довольно длинное отступление, но нас рассказ об этой семье очень впечатлил и хотелось с вами поделиться.

Недалеко от музея есть старое еврейское  кладбище, на которое мы конечно же заглянули. Оно чудом сохранилось и не было разгромлено во времена нацистов. А теперь сохраняется уже, как мемориальное. И на нём, помимо старых памятников, есть памятник жертвам Холокоста.

Мы с вам опять в центре города. Вернее это сейчас центр, а когда-то была самая окраина. Та башня, которую мы  видим, с 14 века служила городскими воротами.

Можно полюбоваться снаружи

А можно и внутрь зайти, потому что это теперь музей истории города

Башня узкая, место для экспонатов на каждом этаже не такое уж большое.

Но зато этажей-то много… И мы всё время перемещаемся вверх по лестницам. Мимо старинных дверей

и померанских грифонов

Пытаемся “общаться” с местными обитателями

Не забываем выглядывать из окон

Любуемся на старииную цепь бургомистра города

Заглядываем в чужие «дома»

и альбомы

Боремся с искушением прихватить с собой красивый утюг

Где-то на середине башни выясняем, что 500 лет назад мы были бы уже на самом верху, потому что башня была раза в два ниже

И, вздохнув,  продолжаем карабкаться вверх. Наконец, преодолев последнюю ступеньку, читаем табличку, что ступенек было 111. И что мы молодцы. А те, кому на момент преодоления последней ступеньки уже исполнилось 70 лет, будут внесены в почётную книгу музея.

Но нам пока ещё нет 70-ти, поэтому в качестве награды мы удовлетворимся потрясающими видами на город

В Анкламе ещё есть куда заглянуть, но нам не терпится отправиться на Узедом, поэтому мы оставляем всё, что не успели, “на следующий раз” и отправляемся на остров.

Из Мекленбурга в Померанию. Часть III: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.